moscow_i_ya (moscow_i_ya) wrote,
moscow_i_ya
moscow_i_ya

Category:

Боровск. 3. Три истории

Я не могу вразумительно объяснить, почему мне захотелось объединить эти  три истории таких разных Боровских семей  в один пост, может быть, вы сами разберетесь...
История первая. Полежаевы.


Боровске - город старообрядческий, а среди старообрядцев было немало талантливых коммерсантов.  Знаменитая династия Рябушинских тоже из Боровска. На же рассказ о  династии Полежаевых, которая  всю жизнь была связана с Боровском.

Полежаевы родом из Боровска, но основатель династии, Петр Михайлович Полежаев  (1836-1901 г.г.) родился в купеческой семье в Москве. Рано осиротев, был взят на воспитание дядей, купцом Беляевым, в Боровск . Беляев имел лавку и кирпичный дом на Успенской улице (ныне ул. Ленина, 18), которые и завещал своему приемному сыну.
У Петра Михайловича было 9 детей - 4 сына и 5 дочерей. Вот как вспоминает о жизни в семье внучка Петра Михайловича Мария Ивановна Полежаева:

"Теперь кажется какой-то странной и невероятной наша жизнь в Боровске . Семья была религиозная, Староверы. Строго соблюдали устав. Утром, после сна всегда молились Богу. Читали молитвы, клали "семь поклонов". Утренний чай, обед, ужин кушали в столовой на первом этаже. Помолившись Богу перед едой, вместе садились за стол. Первой свое место занимала бабушка, ей первой подавалась тарелка супа. Из-за стола, покушавши, тоже выходили все вместе. После еды также читали молитвы. Вечерний чай часто делали в зале на втором этаже."


Питалась семья скромно: мясо употребляли не более двух раз в неделю, а остальной рацион включал рыбу, овощи, молочные продукты, ели много хлеба. Вино появлялось на столе только по праздникам. Безделье и праздность не поощрялись. В передней над дверью висел небольшой плакат: "Хотя что-нибудь да делай".
В доме были водопровод и тёплый туалет с выводом сточных вод в отстойник во дворе. Впервые в городе  был установлен телефон. Дом освещался электричеством от аккумуляторов, что было в диковинку обитателям города.
Торговля мануфактурой не давала Петру Михайловичу достаточного дохода для содержания большой семьи. Это побудило его вместе с подросшими сыновьями заняться кустарным ткачеством платков на дому...
В 1887 г. он создал бумажно-ткацкую фабрику, которая выпускала платки. Сначала на фабрике работали 45 мужчин и 25 женщин. Но она быстро росла, и когда число занятых рабочих выросло до 140, была  образована компания "П. М. Полежаев и Kо".
После смерти Петра Михайловича в 1901 г., предприятие получило название "Ткацкая красильно-аппретурная фабрика торгового дома П.М. Полежаева сыновья" с равной долей собственности для каждого из четырех братьев.
Два сына П.М. Полежаева - Иван и Николай остались при фабрике в Боровске. Иван Петрович руководил производством и работал как технолог, механик и строитель. Николай Петрович работал красильным мастером и ведал хозяйственной частью.


Георгий и Пафнутий обосновались в Москве и занимались оптовой реализацией фабричной продукции через торговый дом " П.М. Полежаева сыновья", который располагался в Ветошном переулке.
Основными изделиями фабрики были вигоневые жаккардовые платки на крученой хлопчатобумажной основе, клетчатые шерстяные платки, а также платки из козьего пуха, шарфы и одеяла. Во время первой мировой войны фабрика производила шинельное сукно, одеяла, шарфы и портянки для фронта.

Братья Полежаевы были основой не только городского производства, но и городской жизни. Иван Петрович неоднократно избирался городским головой, не раз был гласным городской думы Боровска и являлся попечителем четырех сельских школ. Он был также членом правления и почётным членом Боровского вольно-пожарного общества, одним из инициаторов создания которого и постоянным начальником-брандмайором был его брат Николай Петрович.
Вольно-пожарная дружина была крайне необходима в застроенном деревянными домами Боровске , где часто происходили пожары, во время которых выгорали целые улицы. Пожары быстро распространялись из-за недостатка воды. Поэтому за первую бочку воды, доставленную на пожар, городские власти выдавали награду в 3 рубля.
В целях борьбы с огнем и было организовано добровольное пожарное общество. Оно возглавлялось выборным правлением и имело пожарную дружину из 50 человек с пожарным обозом, постоянным платным обслуживающим персоналом и дежурным на каланче.
Полежаевы вместе с другими членами правления: финансировали деятельность общества. Они снабжали пожарников снаряжением, спецодеждой и парадной формой, содержали обоз и несли прочие расходы....

После переворота в 1917 г. фабрика была национализирована и стала называться "Красный Октябрь". Появилось новое правление. Однако Ивана Петровича и Николая Петровича по просьбе рабочих оставили на фабрике как специалистов. Иван Петрович трудился в качестве технического руководителя, а затем и директора. Это способствовало сохранению предприятия в надлежащем порядке. Несмотря на голод и разруху, нехватку сырья и топлива, оно не останавливалось ни на один день.
В 1924 г. Иван Петрович скончался. У руководства остались Николай Петрович и Пафнутий Петрович. После усиления репрессий против собственников Николай Петрович Полежаев был сослан в 1929 г. в г. Ленинакан в Армении, где строился хлопчато-бумажный комбинат, а Пафнутий Петрович покинул Боровск и уехал в Москву.
К началу 30-х годов все Полежаевы , опасаясь дальнейших арестов и репрессий, вынуждены были покинуть Боровск . Они вселялись в квартиры к своим родным и знакомым, поскольку в Москве шла компания "уплотнения".
Судьба внуков Петра Михайловича, которых было 41 человек, сложилась неодинаково. В 1917 г. они были молодыми людьми или подростками. Некоторые из них погибли в годы послереволюционной разрухи, в тюрьмах и в ГУЛАГе. Большинство выжило. Высшее образование удалось получить немногим по причине буржуазного происхождения. Но что удивительно: не было озлобления, отчаяния, скорее недоумение и смирение перед столь трагически изменившимися обстоятельствами жизни. Среди них было много талантливых людей, обладавшими способностями к литературному труду, естественным наукам и актерскому и режиссерскому мастерству.
Производство на Полежаевской фабрике продолжается и теперь. Она преобразована в АО "Руно" и выпускает шерстяные пледы, одеяла, платки, шарфы, ткань-утеплитель для обуви и пряжу.
Вот так она выглядела несколько лет назад (из-за ограды).



Собственно, обычная история для России. Необычна она лишь тем, что Полежаевы вернулись в свой дом хотя бы символически, благодаря художнику Овчинникову. Копии старинных фотографий нарисованы на доме, где жили Полежаевы и на здании фабрики. Рядом с семейной фотографией - стихи:

Когда совершается доброе что-то,
Не верьте людскому забвенью, могиле.
Старинным, от времени выцветшим фото
Мы вновь проступили на доме, где жили.


Дом Полежаевых  сейчас жилой, а в подвале, стараниями одного из потомков Полежаевых создан музей истории предпринимательства. К сожалению, он работает только по предварительной договоренности с Евгенией Алексеевной Полежаевой, которая живет в Москве; ее телефоны пришпилены к дверям.

История вторая. На мосту.


Этот мужик неопределенного возраста заговорил с нами, когда мы любовались видом, открывавшимся с пешеходного мостика через Протву. Он спросил, не знаем ли мы, где часовня в память боярыни Морозовой, а дальше пошел путаный монолог, который я передам, как помню.

Я в школе учился, мать говорила, что вот здесь на этом берегу она и погибла. Тогда не верилось.
(Часовня действительно стоит неподалеку на месте предполагаемой гибели боярыни Морозовой, но с берега не видна).
А мы сюда, на берег, ходили белье полоскать. Водопровода не было. А в этой церкви мать меня крестила. Отец утонул в Протве, мне еще года не было.



А река была шире. И острова не было. Совсем не было (то ли сам удивляется, то ли боится, что мы не поверим).




Я здесь не был 27 лет. Приехал тогда, забрал мать в Москву, больше не приезжал. Она не хотела переезжать, но я увез. Дом? Нет, не продал, у нас не свой дом был, ЖАКТовский. Я сначала в Солнцеве жил, потом на проспекте Вернадского, сейчас на Тверской живу. А отец здесь похоронен, сестра. А мать я похоронил на кладбище рядом с Химками, знаете? Хорошее кладбище. Две недели как похоронил...
А в этом доме знаете, кто жил? А может не в этом, в соседнем, не помню.



Здесь человек жил, у него родственники нашлись во Франции. И прислали ему много-много денег, лет 50 прошло. И представляете, ему ничего не было, разрешили деньги эти получить и жить (с изумлением). Он даже в Москву на такси за сыром в магазин ездил. Заказывал и ехал.

История третья, совсем короткая.
Мы попрощались с нашим неожиданным собеседником и ушли от реки. На горке стоял домик, который я приметила еще три года назад: своим видом он резко выделялся на улице, застроенной деревянными домиками.



В следующую поездку мы опять не смогли пройти мимо и подошли ближе, чтобы разглядеть, что написано на доме, ломая голову, это частный дом или какая-то контора (оказалось, там ничего не написано, это почтовый ящик висел). На терраске сидела пожилая пара, и дама радостно с нами заговорила:

- Вы герб хотите посмотреть. Посмотрите, здесь буквы от наших фамилий. (Мы герба раньше не заметили, но после приглашения посмотрели)



Старинный герб? Нет, что вы, это дочка с зятем заказали, им разработали. И дом этот дочка с зятем построили, а мы здесь живем.



Здорово тополя разрослись за три года...


Указатели блога: Мои экскурсии. Музеи Культура. Памятники Скульптура. Храмы.
Парки Природа.
Вокруг Москвы Лучшие сюжеты. Поесть. Полезное Вопросы и ответы
Из любимых постов Дом Рябушинских (музей Горького)

Tags: Калужская область, сюжет
Subscribe
promo moscow_i_ya september 10, 2016 21:59 30
Buy for 20 tokens
День рождения нашего города - лучшее время для того, чтобы объявить о том, что моя книга, ему посвященная, наконец вышла. У нее есть своя страничка, где можно прочитать большой фрагмент (25%), купить электронную версию через Литрес и Амазон, а еще кнопки соцсетей, чтобы рассказать о книге…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments