April 1st, 2021

Himki

Клушино - родительский дом Юрия Гагарина

20210327_112925f.jpg

Кандидаты в  космонавты отбирали из летчиков-истребителей  по здоровью, возрасту  и  росту (по разным данным, до 170 или до 175), а уже в самом отряде космонавтов - по уровню подготовки. И только когда кандидатов осталось шестеро, озаботились имиджем первого космонавта (любопытно, что для собак об этом подумали существенно раньше: кандидаты должны были быть светлыми, ибо это более фотогенично). Первый космонавт обязательно должен был быть русским и рабоче-крестьянского происхождения. Поэтому отпали украинец Быковский и чуваш Николаев, сын учителя Титов, у которого еще и имя подкачало: согласитесь, первый космонавт с именем Герман - это странно. По идейным соображениям вряд ли первый космонавт мог носить фамилию Попович, а из-за негативных ассоциаций - Нелюбов (Григорий Нелюбов - это отдельная трагедия первого отряда космонавтов, не хочу ее пересказывать, вместо меня это может сделать Википедия). В общем, звезды практически безальтернативно по всем параметрам сошлись на Гагарине.

Я начала с этого, потому что, хоть и пропагандистский ход, но, побывав в Клушино, вижу в нем большой смысл. Есть в Гагарине нечто,  делающего его близким и понятным любому (и даже мне, чьи предки до энного колена - городские жители). Потому волнуют такие простые кадры обычного деревенского дома -  у каждого в подкорке хранится нечто подобное.
Я расскажу немного о родителях и детстве Юры Гагарина, как я их поняла (некоторые нюансы в советские годы не предавались гласности, да и сейчас не особо афишируются). И покажу, как жила семья в довоенные годы. Потом, кому интересно, сравнит с более поздними жилищами.

Collapse )
promo moscow_i_ya september 10, 2016 21:59 30
Buy for 20 tokens
День рождения нашего города - лучшее время для того, чтобы объявить о том, что моя книга, ему посвященная, наконец вышла. У нее есть своя страничка, где можно прочитать большой фрагмент (25%), купить электронную версию через Литрес и Амазон, а еще кнопки соцсетей, чтобы рассказать о книге…

День смеха, когда Москва плакала. Не мой пост.

lis06.jpg

Я ничего этого не видела. Я тихо сидела дома и ходила выкидывать мусор. Я размещаю здесь текст Константина Лисицына, не изменив в нем ни буквы, лишь сократив в 4 раза количество фото и расставив их по тексту (в Фейсбуке они все идут кучей). Потому что это наша история, потому что это надо помнить. Потому что это не должно повториться.

"Ты понимаешь, что мы прямо сейчас Историю снимаем?"
Так спросил у меня фотограф, пристроившийся рядом снимать пустую Никольскую улицу.
"Когда ещё мы получим такой шанс? Так что ловим момент, пока нас менты не переловили!"
Удивительное свойство у человеческой памяти. Она действительно умеет стирать негативные воспоминания. Или прятать их так глубоко, что при всём желании назад не вытащишь.
Шок от введения карантина 30 марта 2020 года лично у меня был настолько сильным, что вызвал ответную реакцию психики - резкое неприятие происходящего, начиная с ограничения свободы действий и передвижений. И хотелось назло ловить каждую секунду и возможность пойти наперекор опустившемуся шлагбауму. Сама мысль о безвылазном сидении в четырёх стенах приводила в ужас. Помню, как мы с женой, пока можно было передвигаться по дорогам, поехали устраиваться курьерами в доставку, лишь бы иметь легальную возможность выходить из дома. Но когда я увидел толпы грязных немытых перевозчиков еды и других товаров, то понял, что не смогу с ними. Лучше как-то иначе, но не так.
В последний день марта, глядя на фото опустевшего родного города, я всё порывался поехать в центр. Мне казалось, что нужно отдать Москве частичку тепла, любви, энергии, чтобы она выстояла и выжила в этой крайне непростой ситуации. И 1 апреля, когда было совсем не до смеха, я махнул рукой, взял фотоаппарат и поехал. Жена грустно смотрела мне вслед, но не препятствовала, понимая, что останавливать бесполезно. Просила только не лезть на рожон.

Collapse )